Последнии комментарии
к фото
к статьям
Топ 10 статей по
просмотрам
комментам

Жанузак Жусупов. Притяжение повседневности

Педагог, партийный работник далеких шестидесятых Жанузак Жусупов активно сотрудничал с районкой тех лет. Как по вопросам повседневной, профессиональной деятельности, так и -  по делам литературным, творческим. И, нетрудно заметить, что творчество  и повседневность у Жусупова были, по сути, неотделимы. 
            Явно тяготея к сатире и юмору, в своих  миниатюрах он талантливо отражает все, что увидел, услышал. С чем и кем столкнулся в общении. Это и ребятишки, и взрослые, чаще всего разные нехорошие дяди и тети, не очень хорошо,  недобросовестно исполняющие свои обязанности.
            В рассказе «Из председателя в директоры», например, в «грузном  высоком мужчине в кожанке» легко распознается  местная шишка на ровном месте типа Серафима Ивановича Огурцова из «Каранавальной ночи» Эльдара Рязанова.
            И этот рассказ, и миниатюра «Автобус … «не машина», как мне кажется, написаны под впечатлениями от посещения некогда знаменитой Бурлинской чайной рядом с не менее известным Бурлинским «автовокзалом » под открытым небом.
            Не без удовольствия прочел, и проснулись во мне воспоминания о тех днях, о тех местах. Может, когда и поделюсь ими
            А пока познакомьтесь с творениями одного из первых самотворцев шестидесятых.                                                                                                                                            В.М
            Говорят малыши
           
            Проучили
            - Папа! – бойко выкрикнула пятилетняя девочка на юбилейном вечере.
            Приглашенные  сразу притихли.
            - Водку не пей, с мамкой опять будешь драться, как вчера.
            Папа покраснел, из первой рюмки только губы намочил и ушел домой «По болезни».
            Рыбе надо воды
            - Рыбу сейчас ты ел без хлеба, - беспокоится мать о четырехлетнем сыне. Почему с чаем не ешь хлеб?
            -Чтобы рыбка свободно могла плавать в моем животе, иначе ведь подохнет.
            Воскресенье – выходной
             -Ребята, - обратился я в субботу к учащимся на линейке. – Завтра всей школой на прополку свеклы.
            - По коридору прокатился недовольный шум.
             - Разрешите ваши голоса считать за радостное согласие, -  сказал я.
            Послышалось короткое «нет».
            - Как вы смотрите на понедельник?
            - Ура-а-а!
                                                                                   «Знамя Коммунизма» 14 ноября 1963 года
           

            Автобус … «не машина»
Таксист в Бурлях строго предупредил:
- Стоянка десять минут, можете выпить чайку и чуть согреться.
Все пассажиры, кряхтя от мороза и разминаясь, в столовой стали заказывать горячий чай. У окошечка и в кухне никого нет.
Проходят три, четыре, пять минут. Откуда-то спокойно выходит официантка.
- Подайте, пожалуйста, быстрее: автобус ведь нас ждёт.
- Автобус, - говорит она, глядя на нас исподлобья в окошечко. Автобус подождёт. Я ведь не машина.
«Знамя Коммунизма» 18 февраля 1964 года

           
Из председателя в директоры
Рассказ
Был обеденный перерыв. Уставшие в ожидании автобуса пассажиры вереницей потянулись в ближнюю чайную. За столами сидели несколько человек, успевших выбить чеки и получить обеды.
Буфетчица, крохотная девчонка, видно, практикантка из кооперативного техникума, робко откладывала на счётах, часто заглядывая в меню.
Вдруг, свободно раздвинув людей в очереди, к прилавку из-за стола подошел грузный высокий мужчина в кожанке с армянским носом и лукавыми глазами и резко опустил на прилавок две тарелочки. Он с большим трудом, точно в горле застрял кусок пирога, прохрипел:
- Что-о это-о? только не пироги, а кусок жестянки! Ни простыми, ни металлическими зубами не прокусишь, а если,  к счастью,  прокусишь, то обязательно отлетит зуб. Смотрите. – Он так резко протянул руку буфетчице, что чуть чуть не ударил в побледневшее её лицо, - это последствия вашего пирога. Тремя пальцами он держал коронку от верхнего зуба резца.
- А это черное тесто, ехидно усмехнувшись, мужчина обратился к окружившим его людям , - называют они котлеткой. Нет ни вкуса, ни запаха, При жевании только одно удовольствие: обильное слюнотечение.
Словно магнит, мужчина в кожанке все больше притягивал к себе подходивших людей, которые удивлялись, качали головами и всё больше возмущались.
Только прилавок отделял крохотную несчастную девушку от успевшей дойти до точки накала массы. Каждое грубое слово, неуклюжее движение мужчины в кожанке, словно молот вбивало её в пол. Вот -  вот она скроется за прилавок и…
- А эту американскую резинку мне подбросили в борщ. Бесстыжие! – взвизгнул мужчина, будто его в это время ужалила змея.
-Ух, безбожники и-и, - стукнула кулаком по прилавку  и сердито покривила буфетчице тонкие губы старушка с узелком через плечо. Послышались реплики:
-Сами-то сыты…
- Совесть съели с котлеткой.
У мужчины в кожанке все внутри клокотало. Он вмиг готов был разорвать на клочки крошку-буфетчицу.  Его нахальные, переполненные злостью глаза так и бегали, делая треугольник: пирог – буфетчица- котлетка.
- Подай мне шеф-повара, задерживая взгляд на буфетчице, - заревел он.
- Зачем повара, вызовем заведующую столовой, - заторопился  кто-то другой.
- Самого председателя рабкоопа, - почти разом закричали двое.
- Постойте, постойте! – робко вымолвила худощавая женщина в пуховой шали, что-то вспоминая. Она приближалась к мужчине в кожанке.
- Это вы делали доклад позавчера у нас перед пайщиками? Да, да… Здорово вам влетело, Никанор Обнорович Непоседкин.
- Товарищи! - оживилась  она. – Это он сам председатель совхозрабкоопа! С него и спрашивайте.
При этих словах у буфетчицы глаза округлились, а сама вытянулась на полметра в сторону Непоседкина.
- На кого ты жалуешься, деляга? – пробасил кто-то с правой стороны.
- Свое безделье показываешь? – сказал другой.
- Есть же люди…
- Успокойтесь, пайщики! – привычным ему артистическим жестом Непоседкин обратился к людям, поворачиваясь на 180 градусов от буфетчицы к массе. – Вы же опоздали. Читайте решение.
Он уверенно полез во внутренний карман кожанки и протянул женщине в пуховой шали вчетверо сложенный лист бумаги: «Чи-тай-те !»
И пайщики читали: «За развал работы магазинов и столовых председателя рабкоопа Н.О. Непоседкина перевести директором».
«Знамя Коммунизма» 4 июля 1964 года

Автор: Публикация Андрея Петрова

Дата: 2017-04-01

Просмотров: 205

Для того чтобы добавить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь