Последнии комментарии
к фото
к статьям
Топ 10 статей по
просмотрам
комментам

«Мордатый телосложением» Юрия Ахметзянова

Думаю, было бы несправедливо,  если бы среди тех, кого я именую самотворцами,  не оказалось бы Юрия Ахметзянова. Писал он не меньше любого из нас, печатался  куда меньше. Точнее, почти не печатался. Опубликовано, кажется, было всего лишь одно его стихотворение. Хотя приносил их Юрий в редакцию чуть ли не еженедельно. Сначала доставал ими Валерия Диденко, а после того как тот его достаточно решительно отшил, посоветовав почитать сначала  «Введение в литературоведение», переключился на меня, требуя уже не только рецензии на свои стихи, но и оное «Введение». И был так плодовит, так настойчив, что, чего греха таить, приходилось порой даже бегать от него, прятаться.

            Помню, выловил он меня как-то в середине августа 1981 года.
            - Арбузы надо? За деньги. У нас на базе есть.
            От арбузов я отказался, а вот от папочки-скоросшивателя с его творениями – не смог. Название у собрания стихов было очень даже развёрнутое:  «Мой край. Мой город.  Моя Россия.  Моя земля. Мой Тогузак».

            В моем дневнике сохранилось несколько строк из той папочки. Вот они. Замечу лишь на всякий случай, что все три строфы из разных стихотворений.

            1
            Ташкент встретил меня лютым жаром,
            Жарким ветром жёг лицо.
            Только ты не волнуйся, Тамара,
            Я живу здесь хорошо.

            2
            О, жена, ты самая славная,
            Всю готов с тобой жизнь шагать.
            Но прости, не успел тебе главное
            Я люблю тебя в жизни сказать.

            3
            Кипит чугун в печах их плавках,
            Кипит, торопит, словно время.
            За доблесть, труд парторгу Пашке
            Вручил Кунаев орден Ленина.

            Такие вот перлы! Но прежде чем хи-хи да ха-ха, познакомьтесь со следующими строками:
            Какой-то полуумной плясовицей
            Всё семисвечье в толоке певит,
            Плывя в ушкуе  к древней синевице –
            По оводи спадя в кипенье-вир…

            Написаны они вполне признанным поэтом Александром  Туфановым, основателем  «Ордена заумников DSO», -  «на языке новгородских ушкуйников, произведенном лабораторным способом». Вот ему бы или кому из так называемых ОБЭРИУтов (Хармс, Введенский), «декларировавших  отказ от традиционных форм искусства, необходимость обновления методов изображения действительности, культивировавших  гротеск, алогизм, поэтику абсурда», отдать бы на рецензию творения Ахметзянова!

            А я, боясь наговорить  стихотворцу обидного, всё тянул и тянул с отзывом, пока однажды не получил от него послание следующего содержания и в такой вот необычной графике:

            «Владимир Иванович.
            24, завтра принеси книгу
            и стихи мои.
            Я подеду к половине девятого
            утра к тебе в твой кабинет.
            Я же не девочка 2-летняя
                                   бегать каждый
                                    раз.
            Писал Юрий Ахметзянов
            23 числа утром »
            Куда было деваться?
            Принёс Юрию и книгу, только не «Введение в литературоведение», а сразу  уж - «Теорию литературы», и его стихи вернул. Кажется, даже некое подобие рецензии начертал, мотивируя отказ напечатать их в газете.
            В отместку он положил мне на стол листочек с новым произведением названием «Степь»

            Какая степь в дали широка
            Родного края погляди
            Травой заросшая осокой
            Бежит тропинка впереди
            По бокам дорожный линий
            По краям дорог в степи
            Разбрились от летних ливней
            Колокольчики вдали (цветы).
            Аромат я трав зелёных
            Я вздохнул, иду в степи.
            В край и в степь и я влюбленный
            Девушке дарю цветы.

            С сегодняшними познаниями, я без труда мог бы доказать, обосновать не то, что право на существование подобных виршей, но даже  их гениальность. Но тогда мне такое было просто не под силу.

            И если вы думаете, что я в чем-то убедил Ахметзянова, заставил отказаться от стихов, то глубоко ошибаетесь. Не только не отказался, но и меня самого проверил на компетентность судить-рядить, отправив подборку моих стихов в какой-то толстый журнал. Каков был ответ, не знаю. Наверняка,  вроде моего,  - ему. Да какое мне до того, собственно,  дело?! Что мне дали бы чужие  оценки, советы, поучения? Ровным счётом ничего, как и мои – Юрию Ахметзянову.

            И, наконец. Вы можете не запомнить ни одной из приведённых его строчек, но это вот принадлежащее ему словосочетание мордатый телосложением  (к сожалению, не помню его в контексте) не забудете ни за что. «Весомо, грубо, зримо!»  Из того же ряда, что  и   «белокурая физиономия» (Лебезятникова) у  Федора Михайловича Достоевского, например.  

             И одна жемчужина  эта оправдывает всё откровенно поперечное традиционным нормам стиха  творчество Юрия Ахметзянова.

Автор: Владимир Иванов

Дата: 2017-03-13

Просмотров: 309

Для того чтобы добавить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь